Cтратегия Игры или Хроники Киберспортсмена_18

Image

Но студент, как говорится, легко адаптируется – ведь это необходимо для его выживания. Я выключил компьютер, заварил себе крепкого чаю, попутно одеваясь, и через пятнадцать минут был уже готов выходить. К сожалению, позавтракать никак не удастся, но это лишь еще один повод побыстрее убраться из института. Оценка меня, честное слово, не волновала абсолютно.
Оказавшись на месте, я обнаружил всю нашу подгруппу около кабинета.

– Привет! – поздоровался я. – Чего ждем? Препод пришел уже?

– Ага, – кивнули мне.

Юля, наша бессменная староста, порядочно изменившаяся и даже перекрасившаяся в блондинку, продолжила.

– Сейчас вызовет первую пятерку. Готов? Шпоры написал?

– Не, – я вяло махнул рукой. В метро вздремнуть мне, разумеется, не дали, и сейчас я, хоть еще держался, но смутно понимал, что надолго моей энергии не хватит. – Я, как обычно, на авось надеюсь.

Юля не стала уточнять, что именно означало мое «не» – отсутствие шпор или тот факт, что я не подготовился, видимо, рассудив, что имеет место и то и другое. Впрочем, она была права.

Я подошел к Вовке и поздоровался с ним отдельно. Выглядел он довольно угрюмо.

– В чем дело? – поинтересовался я. – Не выспался? – в день экзамена этот вопрос становится риторическим на все сто процентов, но по привычке его все равно задает каждый.

– Да, – проговорил Володя, уставившись в пол себе под ноги, – только не из-за того, что сидел за книгами.

– А что тогда? – Вовка, несмотря на свое кажущееся легкомыслие, все же обычно к экзаменам готовится. Не ботанит, конечно, но материал повторяет, чтобы, как он говорит, «поменьше волноваться».

– Да, черт, тильтанул я сильно. И, блин, надо же так, как раз накануне экзамена. На фиг идет теперь Лас-Вегас, турниры, да и вообще все.

Вот этого я не ожидал, тем более от своего закадычного друга. Он многими вещами занимался лишь поверхностно, несерьезно, но к покеру это отнюдь не относилось. Более того, я ума не приложу, как можно слить банкролл на турнирах. Точнее, это просто невозможно. То есть, можно, конечно, в воскресение найти несколько дорогущих турниров по пятьсот или по тысяче долларов, и вылететь из них, но большим ударом по Вовкиному банкроллу это быть не должно – насколько я помню, он на постоянной основе играет турниры по сто долларов, а это значит, что его банкролл точно больше двадцати тысяч. Да и выводил средств он достаточно, раз собирался ехать в Вегас.

Впрочем, есть одна возможность быстро залить банкролл, но неужели он мог…

– Как?! – только и смог выговорить я.

Вова покачал головой. Конечно, я его понимаю, говорить об этом очень неприятно.

– Да идиот я, вот и все.

В этот момент подошла Юля.

– Мальчики, кто-нибудь хочет в первой пятерке?

Я, переведя взгляд на Вовку, ответил за обоих.

– Нет, мы попозже.

– Окей, тогда после меня. Я – шестая, – сказала она, и, развернувшись, пошла к основной группе.

Я снова вопросительно посмотрел на  Вовку. Он не договорил.

– Ну и? – не выдержал я.

– Да, – Володя махнул рукой, – играл вчера воскресные турниры. У меня за последние две недели результаты фиговые, вообще заносов нет нормальных, минус четыре тысячи сделал. И вот, вся надежда на эти турики, плюс еще грузанул миллионник на Старзах (PokerStars, Sunday Million) ну, знаешь, там поле очень слабое, надеялся, что уж хоть где-нибудь, да доеду. Турниров двадцать, наверное. И повылетал, как пробка, почти отовсюду. Короче, еще минус полторы за один вечер. Две недели назад я по ОПР (officialpokerrankings.com) был в плюсе на пятьдесят семь тысяч. Теперь только тридцать две. Сам понимаешь, фигово, я ведь еще выводил прилично. И так хреново стало. Думаю, что за непруха, не может так быть, я же хорош в турнирах. Должен за ночь отбить, хоть как ты тут будь. Это сейчас я понял, что уже тогда здорово тильтовал.

И пошел в СнГшки твои любимые. По пятьсот долларов разве что только. Думаю – черт, сейчас плюсану хорошенько, и спать лягу. Плюсануть не удалось. Играл их до четырех утра, опустился еще на шесть тысяч. Там семь из девяти – реги (regular players = professionals). Наверняка из них только человека три-четыре действительно хороши, но я по сравнению с любым из них был рыба рыбой. Жестко, в общем.

А после этого я вообще с катушек сорвался. Знаешь ведь, что после этого делает тильтующий чувак, который играет турниры?

– Только не говори, что ты пошел в кэш, – с ужасом произнес я.

PS HU 1K

– Нет, – ответил Володя, но с такой интонацией, что легче на душе мне не стало. – Я сделал проще. Сел за четыре хедз-ап (один на один) стола с парнем по имени скиллд сокс (skilled_sox), и за час слил все остальное. Еще девять тысяч. Выиграл его всего один раз.

Я ужаснулся. Хедз-ап играми я немного интересовался для того, чтобы подтянуть игру за первое место в своих СнГшках, и про скиллд сокса я слышал. Это был знаменитый регуляр самых высоких лимитов в ХАСНГ. У Вовчика шансов против него, конечно, не было.

Сейчас он это, разумеется, понимает. Ночью же, во время игры – подозреваю, ему было наплевать. Когда игрок тильтует, он обычно мыслит категорией «все или ничего», и практически всегда получает «ничего».

Этот случай исключением не стал.

– И осталось у меня на счету, – угрюмо проговорил Вовка, – целых триста баксов. – Он усмехнулся, – после всего я еще предложил ему сыграть матч за двести тридцать долларов, но он отказался. Какой же я идиот… – он закрыл лицо руками.

Я молчал. Тысячи раз я читал про подобные случаи. Часто это происходит с непрофессиональными игроками, или с чересчур эмоциональными, нестабильными, и, конечно, с кэш -игроками. Но тут… Мало того, что Вовка был моим другом, и мне было его очень жаль, так еще и тот факт, что шансов так сильно тильтануть и слиться у него было ничтожно мало, настроение не поднимало. Да он и сам понимал, что на этот epic fail он нарвался сам.

И ничего тут уже не исправишь.

– Что дальше делать собираешься? – осторожно спросил я у Вовы после небольшой паузы.

– Что дальше? – переспросил он с отсутствующим выражением. – Не знаю, – он пожал плечами, – может, утоплюсь, может повешусь. А может, под метро, сейчас это модно. Не знаю. Вариантов много.

Я не сразу понял, говорит он это всерьез или все-таки шутит.

– Не понял, – говоря я, – это у тебя шутки такие?

Снова пауза. Наконец Володя поднимает взгляд на меня.

– Конечно, – проговорил он, махнув рукой, – придется жить дальше, куда деваться. Только жизнь теперь будет более бедная, – добавил он.

– Ничего себе – бедная. Я бы сказал, что она до этого была уж больно фартовая. Да смотри на это просто как на стрик.

– Его могло бы и не быть – вот в чем дело. И это ужасно бесит. Сейчас хоть полегче – как бы это не повторилось, когда я снова сяду за комп.

– Ты попробуй как-то, не знаю, переосмыслить ситуацию, что ли. Ты катать что теперь будешь? Я просто не знаю, как у тебя теперь с финансами.

– Я же вывел порядка тридцатки. Двадцать на Лас-Вегас, пять потратил, пять родителям отдал, точнее, подарки им купил – чтобы уважали покер. А теперь придется Вегас отменять.

– Ну, тут уж ничего не поделаешь, – развел я руками, – с другой стороны, не так уж все и плохо, особенно если подумать, что в Вегасе ты бы нигде не доехал.

– Да в этот-то и дело, что наверняка доехал бы, – возразил Вовка. Затем, мгновение подумав, добавил, – хотя да, ты прав, не факт.

– Ну вот, видишь.

– Теперь буду катать турниры помельче – от десяток до полтинников. С моим скиллом должен снова подняться.

– Поднимешься, куда ты денешься, – приободрил я Володю. В общем, это была правда – он действительно классно играл турниры и это признавал не только я, но и все МТТ-сообщество twoplustwo.com.

Главное – больше не тильтовать. Тильт буквально уничтожил огромное количество хороших, думающих игроков. А вторых попыток в нашем деле, как правило, не дается.

Я стоял рядом с Володей и молча смотрел то себе под ноги, а затем, когда это вконец надоело, по сторонам. Из аудитории вышел первый ответивший – девушка с сияющими глазами, один из наиболее «светлых умов» нашей группы, с чем я категорически не согласен: ботаники есть ботаники. Они работают не на размышление, а на запоминание, и это, несмотря на хорошие результаты в учебе, их погубит.

На Ольгу тут же накинулась половина нашей группы с расспросами. Она рассеянно отвечала, улыбалась и показывала открытую ладонь – «пятерка». Что же, никто, в общем, и не сомневался. Я отвлеченно наблюдал за ней, услышав, однако, что преподаватель был не из тех, кто любит сомневающихся в себе, а поэтому отвечать нужно четко и уверенно, а иначе он может заподозрить неладное и начать задавать дополнительные вопросы, которые к тому же могут оказаться довольно каверзными.

Дверь в аудиторию едва приоткрылась и снова захлопнулась за Юлей. Немного поразмыслив, я решил, что не стоит упускать хорошего шанса, и подошел к одногруппникам.

– Я следующий пойду, никто не против? – спросил я.

Кто-то пожал плечами, остальные молчали. Как правило, те, кто стремится ответить побыстрее, проходят сразу же – остальные же, коих большинство, готовы ждать до последнего.

– Ну вот и отлично, – кивнул я. Затем обратился к Ольге. – Кто следующий отвечать пошел, не видела?

– Вроде Стас, – неуверенно ответила она.

Я изобразил раздумья.

– А где он сидел?

– Предпоследняя парта, прямо позади меня.

Сегодня мне все же везет. Возможно, всегда так – удача улыбается одному, при этом обходя другого далеко стороной. Но я в это никогда не поверил бы – если мне сейчас действительно повезло, то Вовчик свою проблему создал себе сам.

– Здорово, – улыбнулся я Ольге. – Спасибо, – сказал я в заключение нашего короткого диалога и переместился поближе к двери. Похоже, она так и не поняла, за что я ее поблагодарил. Да ей, в общем, и все равно.

Минут через десять вышел Стас. Не сказать, что он был огорчен, однако на лице его не сияло той улыбки, которую демонстрировала Ольга.

– Трояк, – махнул он рукой. – Мне, в общем, больше и не надо. Кто там следующий, препода бесит, что вы так долго.

Я, – кивнул я Стасу и открыл дверь.

Аудитория была совсем небольшая, человек на десять – в ней обычно проводились индивидуальные занятия. Я вошел, поздоровался с преподавателем, стараясь не подать виду, будто вижу его в первый раз. Только в тот момент понял, что забыл спросить его имя. Он, в свою очередь, принялся пристально разглядывать меня.

Но так как я знал, что меня вспомнить ему все равно вряд ли удастся, то решил перенять инициативу в свои руки, пока не стало поздно.

– Могу я взять билет? – не дожидаясь ответа, схватил первый попавшийся под руку, положив зачетку на стол. – Номер три, – протянул я листок с вопросами преподавателю. Он, еще секунду поразмыслив, похоже, бросил попытки идентифицировать меня и, кивнув, записал номер у себя в тетради.

– Присаживайтесь, – сказал он. – У вас сорок минут.

– Спасибо! – я постарался придать своему голосу как можно больше воодушевления. И было чему радоваться – Стас действительно освободил мне последнюю парту.

Я успел переглянуться с Юлей и заметить, что она сосредоточенно списывает. Покачав головой, дал ей понять, что ей можно позавидовать.

Следующие двадцать минут мне приходилось изо всех сил делать вид, что я что-то делаю. Я немного записал на выданном преподавателем листке, однако вряд ли это сгодиться для ответа – стоит признаться, что я едва ли понимал предмет и, соответственно, вопросы. Если сейчас моя догадка не сработает, то мне останется только надеяться, что этот преподаватель из тех, кто может поставить тройку за бесконечное количество «воды» в ответе.

Однако, я все же оказался удачлив. Юля аккуратно полуобернулась в мою сторону и шепнула.

– Ну ты как? Билет какой?

Бросив взгляд на ее парту, я увидел, что ее лист уже был буквально испещрен записями. Хорошая подготовка, ничего не скажешь.

Я покачал головой.

– Плохо, – сказал я. – Теперь вообще все плохо. Третий, и я просто ни черта…

Юля хмыкнула, и, еще немного повернувшись, посмотрела на мой листок.

– Сейчас, – прошептала она, развернувшись.

Затем, стараясь не привлекать внимания, полуобернулась ко мне и, аккуратно задрав юбку, вытащила небольшой листок бумаги, покрытый чуть ли не шестым шрифтом с обеих сторон. Припрятан он, надо сказать, был действительно довольно далеко. Я внимательно следил за процессом, довольный тем, что Юля, стараясь не шуметь, делала все плавно и неторопливо. Прекрасно. Сегодня действительно довольно приятный денек.

– Сейчас, – Юля перевела взгляд на преподавателя. Затем, выждав момент, обратилась к нему.

– Петр Алексеевич, можно на минутку? – ага, Петр Алексеевич, значит. Не забыть бы.

Когда преподаватель кивнул, Юля поднялась и, на мгновение повернувшись к нему спиной, быстро передала мне шпору. Затем вышла из аудитории.

Я посмотрел ей вслед. Иногда удача выглядит совсем не так, как мы ее себе представляем.

Или это не удача?

Когда я вышел из аудитории, я встретился взглядом с Володей. У него был по-прежнему невеселый вид, но, похоже, он уже смирился со своим прошлым и будущим. Я улыбнулся, сказав.

– Четверка, – я не должен был этого говорить. – Не так уж и трудно, давай, у тебя получится.

Володя, едва взглянув на меня, открыл дверь.

– Нет, – он покачал головой, обернувшись, прежде чем закрыть дверь за собой, – и мы оба это знаем.

Я почувствовал, что мне должно быть его жаль. И даже не удивился, когда не нашел в себе ничего, хоть отдаленно напоминавшего жалость. И самое ужасное, что мне даже не хотелось задумываться о том, почему это происходит.

Похоже, меня все устраивает.

***

Дни пролетели более чем быстро. Я успел немного потренироваться в Варкрафт, вспомнить старый добрый квейк. Со Старкрафтом дела были несколько хуже, потому что я знал, какой результат должен в нем показывать, и понимал, что с каждым новым днем отдаляюсь от него. Поэтому играть было не особо приятно, и я ограничивался одним-двумя матчами на баттл.нет со слабыми противниками.

А вечера я проводил в клубе, за игрой в покер. Точнее, за работой. Я не мог сказать, что был в восторге от самой игры – был бы, если бы не приходилось играть так часто. Тренировки в Старкрафт не так меня истощали психологически, как покер, тем более «живой». Но я играл не ради того, чтобы получать удовольствие. Я хотел получать деньги.

И как можно больше. Те суммы, которые заставили бы меня год назад улыбнуться и расслабиться, словно кто-то снял с меня тяжкий груз экстренной нужды, сейчас лишь раззадоривали меня. И не приносили никакой удовлетворенности. В субботу, как раз накануне турнира, я решил прийти в клуб пораньше и провести там весь вечер.

Кроме того, рассчитывая, что в субботу придут многие игроки любители – ведь у них выходной – я снова садился играть за стол со сравнительно большими ставками.

Если поглядеть со стороны, вряд ли будет заметно, что игроки за моим столом отличаются от тех, с кем я играл до этого, в будние дни, когда игры не столь активны; но я знал, что они другие, а также то, что денег за столами стало еще больше. Теперь, помимо прочих, сюда пришли играли топ-менеджеры, здесь же играли богатенькие дети богатеньких родителей и даже жены состоятельных бизнесменов.

Но было между ними кое-что общее: все они играли просто отвратительно.

Продолжение следует…

Advertisements

About Mark Marchenko

Tireless learner. Passionate about Design, Tech, Startups, Growth Hacking and Writing. Creator of writepls.com. I believe in Simplicity & Rationality.
This entry was posted in Стратегия Игры или Хроники Киберспортсмена and tagged , , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s