Стратегия Игры или Хроники Киберспортсмена_11

Image

Выключив компьютер, я решил перезвонить Алине, иначе получалось совсем некрасиво. Она взяла трубку едва ли не мгновенно. Честная девушка.


– Алле, – тихим голосом ответила она.

– Алин, привет, это Саша, – нельзя сказать, однако, что мой голос прозвучал очень бодро – мало того, что я сидел дома с кучей травм и пребывал не в лучшем физическом состоянии, так еще и проторчал около компьютера почти целый день. – Ты звонила?

– Да, звонила.

– Извини, пожалуйста, просто только что вот телефон взял, звонок отключил, а то еще с университета трезвонить начнут, – начал я реализовывать свои полуспонтанные оправдания.

– Да ну, это ты меня прости, ты отдыхаешь там, а я тут названиваю… – после небольшой паузы она продолжила, – я просто… хотела узнать, как ты там вообще. Как самочувствие? Точно ничего страшного?

– Нет, к счастью все в порядке. Ну, то есть, как сказать, – я усмехнулся, – болит зверски все, конечно, но, кроме ушибов да ссадин ничего. Переломы, все остальное – вроде миновало. Врачи обрадовались, понавыписывали мне кучу лекарств, мазей, – я старался, насколько мог, рассказывать уже веселым голосом, так как понял, что Алина переживала не на шутку, – сама знаешь, им только дай кого-нибудь полечить, сразу тут как тут. В общем, сижу дома, лечусь…

– Ой, – вздохнула она, – ты меня хоть чуть-чуть успокоил. Но все равно это просто ужасно. И долго тебе так дома сидеть, лечится?

– Мне сказали, две недели постельный режим, а там уж видно будет. Надеюсь, конечно, что не дольше, может даже поскорее.

– Нет, ты уж там как следует залечивайся, если врачи посоветовали, – снова небольшая пауза – и, главное, я и сам не знаю, что и говорить в таких случаях. – Бедняжка, – снова вздохнула Алина, – может тебе принести что-нибудь? Варенье хочешь к чаю? Свое, домашнее?

– Ой, Алин, ну что ты, не нужно, – стал отказываться я. В принципе, я совсем не был против варенья, а тем более того, чтобы Алина его принесла сама, однако каждый русский человек, или почти каждый, твердо убежден в том, что соглашаться с первого раза – неприлично. И ничем нас тут не переубедишь. Предложили тебе что-то – откажись. Можно сослаться на нежелание, на неудобство, на нехватку времени – главное отказаться. Второй раз предложили – снова откажись. Иначе люди просто могут посчитать, что перед ними человек невоспитанный и не питающий к ним никакого уважения. Третий раз – тут уже спорно. Некоторые соглашаются, некоторые считают, что это слабость и следует продержаться еще до четвертого. Так или иначе, но привычка эта настолько основательна, что я отказываюсь уже на автомате. И только потом понимаю, что, в общем-то, в данный момент так поступать вредно. Да и вообще неуважительно. Пора предпринять попытку перебороть старый совковый комплекс.

– Саша, – мягко повторила Алина, – ты уверен? Вкусное же…

– Не уверен, – признаюсь я, – вообще я очень люблю варенье. Тебе просто не стоит так далеко ехать, время не резиновое, работа еще, – снова, уже на подсознательном уровне, пытаюсь я защитить свое законное право отказаться второй раз. Хотя и я, и Алина, прекрасно понимаем, что дело совсем не в варенье.

– Да ну, ерунда, – решила Алина. Голос зазвучал уже поуверенней. – Давай, продиктуй мне адрес. Я только вряд ли завтра смогу приехать, в воскресение только.

– Ничего, я дождусь, – пообещал я. Будто у меня есть большой выбор. – Записывай.

Я продиктовал адрес, потом мы еще немного поболтали о чем-то отвлеченном. Я был рад, что Алина нисколько на меня не обижалась за вчерашнее (хотя за что там обижаться-то), и стала относиться ко мне едва ли не еще лучше. Правда, стоило мне повесить трубку и оглянуться по сторонам, я снова немного приуныл: небольшая комнатушка, не сказать, что опрятная и убранная (чего уж там душой кривить, «все под рукой») – как-то и девушку неудобно приглашать зайти. Да и скромненько все у меня. И хотя, в любом случае, у меня на воскресение далеко идущих планов в этом отношении не было, я же не могу держать человека на пороге.

Моя логика, однако, действовала уникальным образом, и, вместо того, чтобы подумать о том, что субботу надо бы посвятить генеральной уборке, я решил, что субботу надо посвятить работе – то есть покеру – в особо интенсивном режиме.

Но, главное, я понимал, что результат в покере не может, и даже не должен быть виден сразу. Разумеется, вы можете увидеть, что через час игры на вашем балансе прибавилось несколько сотен долларов, но в большинстве случаев это не тот результат, который вам нужен, не реальный результат. Настоящий доход здесь прослеживается не благодаря сумме на аккаунте (хотя она, несомненно, важна…), увидеть его вы сможете, произведя нехитрые расчеты по результатам месяца, а то и больше, регулярной игры. Причем расчеты проводятся чаще всего с помощью специальных программ. И выражается ваш заработок не в долларовом или рублевом эквиваленте, а в своих, «покерных», единицах. Я не буду усложнять жизнь читателю и разъяснять эти принципы более подробно – при желании вы сами сможете разобраться в этом вопросе. Просто еще раз скажу, что если бы я ориентировался на мгновенный результат – к примеру, на то, сколько я выиграл в покер за день – то банкротство было бы делом нескольких дней, максимум недель.

К счастью, я это прекрасно осознавал. И на следующее утро сел за изучение своей вчерашней игровой сессии. Около двух часов я разбирал те раздачи, в которых на момент принятия решения не был полностью уверен. Я прогонял их в нескольких программах, определял свои шансы на победу при том или ином раскладе, прикидывал, с какими оппонентами я мог иметь дело, вспоминал, как вели себя противники, играя предыдущие раздачи. Одним словом, обучался и совершенствовался – а в покере, как и в любом другом деле, в котором вы хотите стать специалистом и профессионалом, это залог успеха. В киберспорте почти то же самое, с той лишь разницей, что, тратя время на покер, я был твердо уверен, что мои усилия окупятся. Если нет – значит, это мой косяк. В СтарКрафт я мог тренироваться сейчас хоть с утра до вечера и даже набить ранк A на ICCUP`е – от этого, к огромному моему сожалению, в моих карманах не прибавилось бы ни копейки.

Image

Я сел за изучение своей вчерашней игровой сессии… 

Так и прошла суббота: до обеда – разбор раздач и просмотр очередного обучающего видео, после – затяжная игровая сессия, продлившаяся до полуночи. Я играл, практически не отходя от компьютера, делая лишь краткие перерывы для того, чтобы дать глазам немного отдохнуть, а также заварить себе чай или кофе.

На воскресное утро я все же запланировал сделать небольшую уборку, но по вездесущему закону то ли подлости, то ли справедливости, я ее благополучно проспал. И когда в прихожей раздался звонок в дверь, я почувствовал себя самым несчастным человеком во вселенной – нигде не убрано, ковер пыльный, сам в старых тренировочных штанах и дырявой футболке, да к тому же непричесанный – в лице Алины я сейчас ясно видел свою смерть. Кое-как успев заправить футболку и намочить голову, я, даже не глядя в глазок, распахнул дверь и уже приготовился тараторить свои «тысячу извинений» и «мне так неудобно».

И тут же открыл рот от удивления.

А Володя, спокойно, как ни в чем не бывало, с важным видом прошагал в прихожую и, разувшись, заявил.

– У меня такое чувство, что ждал ты не меня?

Если честно, то фраза из рекламы «и тут – такое облегчение» – это как раз про меня в этот момент. Потому что я был готов уже к самому худшему – а тут, оказывается, у меня еще есть время привести все в порядок.

– Ну, Вовка, – мы обменялись рукопожатиями, – ты правда не представляешь, как я рад тебя видеть. Да проходи, не стой.

– Выглядишь ты, конечно, фиговато, – заключил он, усевшись на диван перед телевизором в большой комнате. Он умеет приободрить.

– Я бы посмотрел на тебя после того, как тебя отпинает стая этих придурков, – парировал я. Вовка уже в курсе: вчера мы планировали созвониться, чтобы я к нему зашел, но я отправил ему смску и сослался на плохое самочувствие. Кратко пояснив, в какую переделку я попал.

– Так я ничего не понял, – сказал он, – это те ребята, что играли с тобой в клубе, что ли?

– Да нет же, не так, – замотал я головой, – не играли мы с ними. Они там тусуются, к детишкам пристают, о своем чем-то болтают, может знакомые у них там – не знаю, чем эти рэперы еще занимаются. Ну и как-то раз они втроем наехали на Антоху, соклановца моего бывшего. Телефон хотели отобрать. Ты прикинь, прямо у входа! Я их, естественно, разогнал, чем-то там пригрозил. Так они запомнили, по ходу, и вот выдали. Выследили, наверное, потому что я как раз в тот день заходил в клуб и видел там одного из них. Он меня тоже, разумеется.

– Да, – протянул Вовчик, – не повезло. А вообще, – он махнул рукой, – забей, такое и правда со всеми бывает. У моего брательника знакомый так вообще просто шел вечером по улице, пиво пил, но район чужой, он от девушки возвращался – и какая-то местная гопота налетела, кошелек, телефон, все забрали, так еще и ножом пырнули – просто так, не понравился он им, ублюдкам. Месяц в больнице пролежал. Нормально?

– Жесть, конечно, – согласился я.

– Так что хорошо все цело, ничего не сломал. Считай, в рубашке родился, ну или как там говорят, – опять он за свои приколы. А ведь в чем-то он прав. Парадокс, конечно, но правда.

– Ладно, я совсем ради другого пришел, – заявил Володя, поднявшись с дивана. – Пошли к компьютеру, буду тебя учить турниры играть. Я ж вчера еще один затащил.

– Да ну? И сколько?

– Этот небольшой, и третье место только – но плюс восемь тысяч есть, – улыбнулся он. Живем, в общем.

– Вот молодец, мне бы так.

– Да ты еще и не так сможешь, поверь, – сказал Вовка, усевшись за моим компьютером. – Ну, грузи покер.

И только я потянулся к мышке, как в дверь снова раздался звонок. И на этот раз это точно была Алина, о которой я так не вовремя успел забыть.

Я оказался между молотом и наковальней, или между Сциллой и Харибдой, кому как больше нравится. С одной стороны, мне, конечно, не хотелось упускать момент пообщаться с симпатичной мне девушкой, которая, к тому же, обо мне заботится, но с другой стороны – Вова. Выгнать его будет не очень красиво, и, несмотря на то, что явился он без приглашения, он все-таки мой друг. Была, правда, еще одна причина, едва ли не важнее предыдущей – он решил немного помочь мне с покером, причем совершенно бесплатно. А это многого стоит, принимая во внимание то, что, похоже, Володя стал серьезным турнирным игроком. Мне бы его советы по игре сейчас ой как пригодились. Ведь надо ловить момент: деньги мне сейчас нужны как никогда раньше. И если они у меня будут, то, мало того, что у меня просто даже на душе спокойней будет, так и все планы, которые у меня есть, я смогу осуществить. В том числе и те, которые касаются Алины. Ведь какой девушке нужен совершенно нищий парень, который даже не может позволить себе купить ей букет цветов или сводить в ресторан? То-то же.

– Сиди тут, – скомандовал я Вове, смерившему меня подозрительным взглядом, – я сейчас поговорю и вернусь.

Плотно закрыв дверь в свою комнату, я посмотрел в глазок. Разумеется. Можно было этого не делать.

Щелкнул замок.

– Алин, привет! – несмотря на кучу мыслей в голове, я постарался сделать лицо попроще и улыбнуться.

– Привет, – возникла неловкая пауза, во время которой я, по идее, должен был сказать что-то вроде «ну что ты, проходи, не стой в подъезде».

Но я промолчал.

– Вот, варенье, – она протянула мне пакет, – это чтоб ты поправлялся быстрее.

– Ой, Алин, спасибо огромное, – поблагодарил я, стараясь звучать как можно более искренне. Ну что поделаешь, если все получилось так не вовремя. – Алин, извини меня пожалуйста, мне очень стыдно, – тут я перешел на полушепот, – но ко мне сейчас как раз врач зашел, посмотреть меня, посоветовать, как можно быстрее восстановиться, он по спорту как раз мне помогает…

– Ну конечно, Саш, я все понимаю, что ты – мне и самой бежать уже надо. Так что пей чай с вареньем, лечись, увидимся.

– Конечно, – произнес я с облегченьем. Вот обидно. Такая понятливая девочка, а вынужден выгонять. Одно успокаивает: делаю это не только ради себя, но и ради нее. Ведь всем будет лучше, если я буду при «финансах». – Давай, встретимся, созвонимся.

– Обязательно, – поцеловав меня в щеку, Алина ушла.

Закрыв дверь, я еще раз вздохнул. Хорошо, когда проблемы решаются так просто, быстро и безобидно. Только почему-то мне так везет лишь по мелочам, а вот когда речь идет о чем-то серьезном, то расправиться с ними так же безболезненно почему-то не получается. Жаль. Но, быть может, мне удастся что-нибудь придумать.

Стоило мне вернуться в комнату, как Вовка тут же дал мне понять, что занят он был ни чем иным, как подслушиванием моего разговора. Ничего страшного в этом не было, просто это еще одно доказательство его ненасытного любопытства. Он, однако, называет это любознательностью и совершенно не видит в этом ничего противоестественного.

– Так-так, а у вас там смотрю все серьезно? – не преминул он озвучить свою гениальную догадку.

– Даа, ты только посмотри, – я торжественно извлек литровую банку варенья из пакета, – серьезней некуда. Это, можно сказать, приданое – видишь, как меня ценят. Как думаешь, я не продешевил, нет?

Володя усмехнулся.

– Так попробовать надо, как я тебе сейчас могу сказать! Чай-то будет?

– А как же, сейчас поставлю!

– А с чем варенье? – крикнул мне Володя, когда я уже был на кухне.

– Понятия не имею. Я их по цвету не определяю.

Вернувшись, я сел на табурет около компьютера. Пока чайник нагревался, было пару минут, чтобы разузнать у Вовки, что он, собственно, собрался делать. Он, тем временем, загрузил покер-клиент, попросил меня набрать пароль (стоило мне придвинуться к клавиатуре, как он демонстративно отвернулся, насвистывая себе под нос какую-то мелодию), а затем тут же посмотрел, сколько денег у меня на счету.

– Это ты прибавил, что ли? Сколько и за сколько?

– Ну, посчитай, – проговорил я, подсчитывая в уме свои результаты, – было где-то семьдесят, в четверг, вроде.

– Ого, неплох, – покачал он головой. – Что играл? СнГшки (_Sit&Go tournaments_) только?

– Ну да, – кивнул я, – решил пока на них специализироваться.

– Хорош, хорош, ничего не скажу, – Володя выглядел и вправду удивленным. – А по часам сколько?

– Много, – признался я, – за три дня двадцать часов точно, может и побольше.

– Аа, – протянул он, – тогда ясно. Все равно хорошо. Пятерки играл?

– Да. То есть, эти, турбо которые, там по шесть баксов.

– Да, я их и имею в виду. Ну что же, еще раз скажу – неплохо. Но сейчас мы с тобой сделаем кое-что поинтереснее тупого гриндинга снгшек.

Мало того, что мне было любопытно, так тон Володи меня еще и насторожил. Я придвинулся ближе к экрану, и с ужасом увидел, что он только что зарегестрировался в турнире за пятьдесят долларов.

– Ээ, ты что делаешь? – воскликнул я, – мне до таких турниров еще работать и работать!

– Да не бойся ты, – Вова, конечно, ожидал от меня подобной реакции, поэтому почти не среагировал, следом регистрируясь в еще одном турнире, теперь уже за двадцать один доллар. – Мы сейчас с тобой сыграем турниров пять или шесть, если останемся в минусе, то я тебе деньги компенсирую. Если же удастся что-то серьезное занести – тогда посмотрим, думаю половину я себе переведу, половину тебе оставлю. Но это вряд ли – вероятность даже в призы войти у нас совсем небольшая. Всего-то несколько турниров.

Я немного успокоился. Мне, разумеется, все равно было неспокойно наблюдать за тем, как мои с таким трудом заработанные деньги тратятся на слишком дорогие для меня турниры, но раз уж Вовка дал свои гарантии, то можно было вздохнуть спокойно – мы знаем друг друга уже больше трех лет, и за это время у меня ни разу не было повода усомниться в его честности, и уж тем более – в искренности его дружбы. Больше скажу: он из тех друзей, которыми, к сожалению, жизнь нас балует куда реже, чем хотелось бы.

Про чай мы, конечно, дружно забыли – буквально через несколько минут начался первый турнир. Вслед за ним – еще один, а потом и остальные. Всего вышло семь турниров – Володя не смог отказаться от какого-то мелкого, за пять или шесть долларов. «Этот хороший – заявил он, – народу не очень много, и поле очень слабое. Тем более, сейчас ведь выходной». Из этого «хорошего» турнира, однако, мы вылетели уже минут через сорок. Я говорю «мы», хотя, конечно, играл Володя – я в основном наблюдал, хотя иногда мне удавалось подмечать определенные мелочи (которые, на самом деле, вовсе не мелочи), неплохо помогавшие Вовке принимать правильные решения.

– Вот это бывает, – прокомментировал Володя свой вылет с турнира, – смотри, мы вгрузились против парня, который играет около тридцати пяти процентов рук. Это очень много, за столом ведь девять человек. Да ты и сам понимаешь. И две пары я тут, конечно, выкидывать не буду, даже несмотря на то, что он нашу первую ставку переставил. Буквально пять минут назад он делал то же самое с топ-парой, но там ему доехало, и он собрал флаш. Так что тут, выставившись ва-банк, я уверен, мы поступили правильно. Несмотря на то, что у него сет. Бывает.

Итак, из турнира за пять долларов мы вылетели. С ходом мыслей Володи я тут был согласен, поступил бы абсолютно так же.

И ничего тут не поделаешь. Это покер.

Мы играли долго. Я не засекал времени, но когда Вова доигрывал последний турнир, за окном было уже темно. В общем-то, я был только рад – вопреки его относительно пессимистичного настроя, сыграл он просто классно, и в двух турнирах вошел в призы. В одном это была совсем мелочь, лишь чуть-чуть больше стоимости турнира, зато в последнем, за десять долларов, он взял четвертое место и что-то около пятисот долларов. Но его советы и размышления вслух по ходу игры стоили, я уверен, не меньше.

– Вот, – сказал он, закрывая лобби последнего турнира, – половину, если не возражаешь, кину себе. Ну, то есть, даже не половину – там же еще на бай-ины баксов сто потратилось – так что, двести переведу себе. Тебе чистой прибыли останется почти столько же. Мы молодцы!

– Да уж, – согласился я, все еще находясь под впечатлением. Лихо он. – Спасибо.

– А, ерунда, – махнул он рукой. – Нам тут повезло еще. Я вчера семнадцать турниров сыграл за день, только в двух вошел в призы, и то так, по мелочи. В минусе остался. Дело такое, сам понимаешь.

– Это верно, – кивнул я.

Большие турниры считаются самым высокодисперсионным видом покера. Это означает, что колебания вашего банкролла – денег, выделенных на покер – просто огромны. И правда – вы можете сыграть сто турниров по десять долларов, и не занять ни одного первого места. И даже не войти в тройку. А потом выиграть ваш сто первый турнир и разом заработать несколько тысяч долларов. И если вы не отличаетесь стальными нервами, огромным терпением и едва ли не индифферентным отношением к количеству денег на вашем счету – лезть в такие турниры не стоит.

Да и вообще тогда не стоит играть в покер.

– Слушай, – сказал Володя, – ну так вареньем угостишь?

– Да, конечно, – теперь я был готов отдать ему всю банку, если бы потребовалось.

Мы переместились на кухню. Варенье оказалось вишневым, и, надо признать, действительно вкусным.

– Хорошая у тебя подружка, – заявил Вовка, – а у нее для меня баночки не найдется?

– Да я тебе эту могу отдать, – с готовностью сказал я, – все равно себя теперь обязанным чувствую.

– Это ты брось, – махнул он рукой, – предлагаю тебе сейчас и расплатиться.

– Как?

– А вот так. Я тебе показал, как надо играть турниры, а ты покажи, как профи играют в Старкрафт. Ты же крут в Старкрафте, насколько я знаю!

Продолжение следует…

Advertisements

About Mark Marchenko

Tireless learner. Passionate about Design, Tech, Startups, Growth Hacking and Writing. Creator of writepls.com. I believe in Simplicity & Rationality.
This entry was posted in Стратегия Игры или Хроники Киберспортсмена and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s